Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Дырка удовольствий. Начало.

     Рассказ основан на реальных событиях.
      Отверстие в двери ванной было маленькое. Но, расположив голову определенным образом, можно было увидеть довольно много интересного. Вот и в этот раз, оставшись дома один со своей матерью, Сергей, лишь только она зашла в ванную и щелкнула замочком двери, тихонько, на цыпочках подошел к своему наблюдательному пункту.
     Дырка в двери осталась на месте старой дверной ручки, новую Сергей ствил сам, специально закрыв отверстие только на половину, и теперь, слегка сдвинув ручку вверх, можно было любоваться на прелести моющихся в ванной мамы или младшей сестры.
     Впрочем, так уж любоваться и не получалось – высота отверстия практически совпадала с уровнем ванны, и если объекты наблюдения садились в ванну, можно было наблюдать только их голову и плечи. Обычно же подросток выжидал, когда начнет журчать вода, чтобы неслышно подойти к двери – все-таки пол скрипел под ногами, затем успевал увидеть, как его родсвенницы входят в ванну, демонстрируя свои задницы, мать – умеренно большую и начинающую обвисать, сестра – пышную и очень мягкую на вид. Дальше, обычно, они регулировали воду, слишком быстро для Сергея, неуспевающего толком рассмотреть мелькавшую иногда грудь или темень лобка. Отрегулировав воду и мать и сестра садились в ванну и мылись, растирая себя мыльной мочалкой и руками – самый интересный и желанный для Сергея момент, но тут уж ничего было не видно – только голова и плечи. Хотя за выражением лиц купающихся Сергею тоже нравилось наблюдать.
     Иногда, мать, а особенно часто сестра, запрокидывала голову кверху, закрывала глаза, начинала что-то шептать, неслышное из-за шума воды, шевеля губами или открыв рот или облизывая языком губы. Так они сидели в ванне довольно долго, а затем наступала кульминация. Если Сергей мастурбировал подглядывая, то в этот момент он обычно кончал, зрелище было еще то. Мать или сестра вставала ванной, выключала воду, и, поверувшись лицом к двери, вытиралась полотенцем. Лицом к двери – это означало что Сергею приходилось двигать головой, чтобы рассмотреть ноги, сходящиеся в лобок, покрытый густыми курчавыми рыжеватыми волосами у сестры и черными, редеющими у матери. Он мог видеть живот, с волнующей ямкой пупка, и конечно груди. Груди матери нравились ему формой и размером – не очень большие для женщины 45 лет, почти правильной грушевидной формы с темными околососковысм кругами, соски цилиндрической формы топорщились и смотрели прямо на подростка.
     Маленькие еще сисечки младшей сестры острыми холмиками смотрели в разные стороны, розовые соски заставляли Сегея представлять, как он их оближет, пососет, ущипнет. Полотенцем мать и сестра сначала вытирали лицо, волосы, давая столь нужное парню время для качественного просмотра, затем груди – по очереди, задирая их вверх и вбок, заставля их колыхаться, а и без того эрогированные соски увеличиваться в размерах еще больше. Затем живот и ноги. Чтобы вытереть ноги, мать ставила их по очереди на край ванной и наклонялась, открывая взгляду дрочащего подростка свое самое сокровенное. Сергей мог видеть розовую полоску половых губ, обрамленную лобковыми волосами, как же ему хотелось лизнуть такое сокровище, проникнуть в его глубину языком, сосать его соки: но пока он мог лишь дрочить. Груди матери в этот момент свиали вниз под прямым углом к животу спелыми плодами, колыхаясь в такт движениям растирающей свои ноги мамы.
     Когда же сестра вытирала ноги, ее груди прижиамались к коленям, сплющивались и терлись сосками о ноги. Вульва сестры была ясно видна складкой на ее лобке, совсем такая же, как на фотографиях где она, маленькая еще, отдыхала на пляже, хотя теперь лобок сестры и покрылся уже густыми волосами. Сестра, как знал Сергей, в свои неполные 18 лет была еще девственницей.

     Сейчас, заглянув в отверсие, подросток увидел, что его мама стояла под душем. Это была большая удача – парень мог хорошо рассмотреть столь желанное тело своей матери. Одной рукой она терла себя между ног, иногда проводя пальцем по половым губам, другой растирала по животу, грудям и плечам мыльную пену. Член Сергея мгновенно налился кровью, заставляя его расстегнуть ширинку. Мама гладила и терла свою вульву, затем раздвинула внешние губы и стала водить внутри средним пальцем правой руки вверх и вниз. Указательный палец левой руки переместился к самому верху вульвы и задвигался там – гладит клитор, догадался Сергей. Сам он уже дрочил свой член по всей длине, учащенно дыша. Через минуту мать повернулась к двери лицом и стала полуприседать, разводя и сводя колени. Теперь ее средний палец уже не гладил губки, а погружался глубоко во влагалище. Сказать что Сергей потерял дар речи – значит ничего не сказать.
     Зато он обрел дар дрочить еще сильнее. Мать уже погружала во влагалище два пальца, а левой рукой мяла по очереди свои груди и щипала неимоверно набухщие соски. Сергей наблюдал во все глаза – он не подозревал что его милая, нежная мама способна на такое. Сергей чувствовал что он может кончить, а потому убрал руку с члена, весь приникнув к дырке в двери. Даже слишком сильно приник, потому что стукнулся лбом в металлическую дверную ручку, сотряся дверь. Сергей замер. Что мама, заметила? Мама открыла глаза, посмотрела замутненым взглядом на дверь и перестала приседать. Неужели заметила? Сергей не был уверен – знала ли она о сущесвовании отверстия, конечно в коридре темно, и из ванной ничего не видно, но все-таки. Мама встала в полный рост, и вынула пальцы из влагалища. Все-таки заметила? Сергей поспешно стал запихивать член в трусы, пытаться застегнуть ширинку: взглянул в дыру.

Наши контакты